Федор Михайлович Достоевский
Федор Михайлович Достоевский
1821-1881

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


"Н. К. Михайловский "Из полемики с Достоевским""
Федор Михайлович Достоевский - Рефераты - "Н. К. Михайловский "Из полемики с Достоевским""

вашей антикритики, вы третируете народ совершенно так же, как тот фельдъегерь, о котором вы говорите в "Дневнике писателя" же: "Ему вся Россия представляется лишь в его начальстве, а все, что кроме начальства, почти недостойно было существовать"7. В самом деле, припомним любой эпизод из истории нашего служения Европе за последние два века. Припомним, например, как русские войска ходили под предводительством Суворова "спасать царей" или как Гергей8 складывал оружие перед победоносным русским воинством. Как ни отделяй в обоих этих эпизодах факта служения от того, как мы служили, но нет никакой возможности приурочить сюда "силу братства и братского стремления к воссоединению людей". Какое уж тут братство и какое воссоединение! Но, к счастию, тут мудрено разыскать и "черту нашего народного духа" или даже "духа национального". Народ наш знает и любит своего царя, но спасать европейских царей ему никогда не приходило в голову. Эта идея целиком принадлежала императору Павлу, который, если хотите, с своей точки зрения, даже не впадал при этом в политическую ошибку: могущественный и убежденный представитель абсолютной монархии, он посылал своих солдат умирать за этот принцип. Таким образом, не народ служил Европе, а император Павел, да и не Европе вовсе, а монархическому принципу. Усмирение венгров объясняется точно так же, о чем, впрочем, даже распространяться совестно, до такой степени это элементарно. А карточные домики строить, конечно, можно; "представлять себе всю Россию лишь в начальстве" тоже можно. Но требовать себе за это титула "восторженного любителя народа" не годится, не дадут. Ибо народ наш даже ни чуточки своего "духа" не вкладывал в дело восстановления австрийского господства над мятежной Венгрией. И думал он при этом не о "служении", а о "службе", с горькими слезами отправляя на эту службу своих сыновей и братьев. Чего-нибудь да стоят эти слезы, господин, именующий себя восторженным любителем народа и из-за начальства не видящий этого самого народа!
Так вот какова "придирка" г. Достоевского. Моя придирка будет гораздо проще, как читатель не замедлит и сам убедиться. Личных уколов у меня вовсе не будет, я надеюсь, потому что гг. Градовский и Достоевский мне разными своими сторонами почти одинаково чужие люди; собственно их препирательством я нимало не задет, а потому и к эффектам, отводящим глаза от предмета спора, мне тоже прибегать нет надобности. Многое в их полемике я даже признаю совершенно неприкосновенным, а именно всю ту часть ее, в которой противники препираются, стоя на общей им обоим почве христианства. Но и за вычетом этого пункта остается все-таки много любопытного, много такого, к чему можно и стоит придраться.
Довольно натурально, что г. Достоевский преувеличивает значение своей речи, доходя в этом направлении даже до комизма,-- такова уже человеческая слабость. Со стороны дело, конечно, лучше видно, но было бы все-таки и напрасным, и ненужным трудом разочаровывать г. Достоевского, если бы не одно чрезвычайно важное и чрезвычайно любопытное обстоятельство.
Почтенный романист считает "слишком серьезным" тот момент пушкинского праздника, в котором он играл такую видную роль. Серьезность этого момента состояла в том, что под влиянием речи г. Достоевского "ярко и ясно объявились люди, которые жаждут подвига, утешающей мысли, обетования дела. Значит, не хочет уже общество удовлетворяться одним только нашим либеральным хихиканьем над Россией, значит, мерзит уже учение о вековечном бессилии России. Одна только надежда, один намек -- и сердца зажглись святою жаждою всечеловеческого дела, всебратского служения и подвига". Эти "новые элементы" упоминаются и еще в одном месте, именно в самом начале ответа г. Градовскому и тоже в сопоставлении "с либеральным подхихикиванием над всяким словом надежды на Россию". Кроме, однако, "либералов" или "русских европейцев" и "новых элементов", есть еще у нас "Пушкин, Хомяков, Самарины, Аксаковы", которые начали "толковать о настоящей сути народной (до них хоть и толковали о ней, но как-то классически и театрально). И когда они начали толковать о "народной правде", все смотрели на них как на эпилептиков и идиотов, имеющих в идеале "есть редьку и писать донесения".
Мимоходом сказать, я что-то не помню, чтобы на Хомякова, Аксаковых, Самариных, а тем более на Пушкина смотрели как на эпилептиков и идиотов, да, конечно, и г. Достоевский не помнит. Это он так, для красоты и энергии слога, а также для удобства полемики; ну, и пусть его. Гораздо любопытнее классификация нашей интеллигенции, состоящей, значит, из хихикающих либералов, преклоняющихся перед Европой и безнадежно махнувших рукой на все русское, новых элементов, объявившихся после речи г. Достоевского, и Пушкина, поставленного за одну скобку с славянофилами.
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Федор Михайлович Достоевский - Рефераты - "Н. К. Михайловский "Из полемики с Достоевским""


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"